Война и мир 2 том 16 глава

Но как только Наташа кончила свою баркароллу, действительность опять вспомнилась ему. Он, ничего не сказав, вышел и пошел вниз в свою комнату. Через четверть часа старый граф, веселый и довольный, приехал из клуба. Николай, услыхав его приезд, пошел к нему. Граф раскуривал трубку и не заметил состояния сына. И вдруг самым небрежным тоном, таким, что он сам себе гадок казался, как будто он просил экипажа съездить в город, он сказал отцу.

война,мир. Том 2. Часть первая: Глава I · Глава II · Глава III · Глава IV · Глава V · Глава VI · Глава VII · Глава VIII · Глава IX · Глава X · Глава XI · Глава XII. Давно уже Ростов не испытывал такого наслаждения от музыки, как в этот день.

Он приезжает в отпуск к родным, наслаждается общением с домашними, участвует в дуэли между Долоховым и Безуховым и даже поначалу считает Федора своим хорошим другом. Разочарование наступает в то время, когда Долохов явно вредит ему при карточной игре, в результате чего Николаю нужно выпросить у отца большую сумму денег, чтобы погасить долг. Федор Долохов — в первой части второго тома предстает перед читателями с совершенно противоположных сторон. Он — притворщик, изменяющий Безухову с его женой, участвующий в дуэли; кроме того, обманщик в карточной игре, подлый и низкий человек. Но в то же время со своей матерью Долохов ведет себя как любящий и преданный сын, сильно переживающий за неё.

«Война и мир» 2 том – краткое содержание

За ним шли хозяин и хозяйка. Государь шел быстро, кланяясь направо и налево, как бы стараясь скорее избавиться от этой первой минуты встречи. Музыканты играли Польской, известный тогда по словам, сочиненным на него. Толпа опять отхлынула от дверей гостиной, в которой показался государь, разговаривая с хозяйкой. Какой-то молодой человек с растерянным видом наступал на дам, прося их посторониться.

Описание третьей части второго тома романа Л.Н. Толстого «Война и мир»

Очевидно было, что дело, начавшееся так легко, уже ничем не могло быть предотвращено, что оно шло само собою, уже независимо от воли людей, и должно было совершиться. Оба пошли по протоптанным дорожкам всё ближе и ближе, в тумане узнавая друг друга. Противники имели право, сходясь до барьера, стрелять, когда кто захочет. Долохов шел медленно, не поднимая пистолета, вглядываясь своими светлыми, блестящими, голубыми глазами в лицо своего противника.

Рот его, как и всегда, имел на себе подобие улыбки. Пьер держал пистолет, вытянув вперед правую руку, видимо боясь как бы из этого пистолета не убить самого себя. Левую руку он старательно отставлял назад, потому что ему хотелось поддержать ею правую руку, а он знал, что этого нельзя было. Пройдя шагов шесть и сбившись с дорожки в снег, Пьер оглянулся под ноги, опять быстро взглянул на Долохова, и потянув пальцем, как его учили, выстрелил.

Никак не ожидая такого сильного звука, Пьер вздрогнул от своего выстрела, потом улыбнулся сам своему впечатлению и остановился. Дым, особенно-густой от тумана, помешал ему видеть в первое мгновение; но другого выстрела, которого он ждал, не последовало. Только слышны были торопливые шаги Долохова, и из-за дыма показалась его фигура. Одной рукой он держался за левый бок, другой сжимал опущенный пистолет. Лицо его было бледно. Ростов подбежал и что-то сказал ему.

Левая рука его была в крови, он обтер ее о сюртук и оперся ею. Лицо его было бледно, нахмуренно и дрожало. Пьер, едва удерживая рыдания, побежал к Долохову, и хотел уже перейти пространство, отделяющее барьеры, как Долохов крикнул: -- к барьеру! Только 10 шагов разделяло их. Долохов опустился головой к снегу, жадно укусил снег, опять поднял голову, поправился, подобрал ноги и сел, отыскивая прочный центр тяжести. Он глотал холодный снег и сосал его; губы его дрожали, но всё улыбаясь; глаза блестели усилием и злобой последних собранных сил.

Он поднял пистолет и стал целиться. Пьер с кроткой улыбкой сожаления и раскаяния, беспомощно расставив ноги и руки, прямо своей широкой грудью стоял перед Долоховым и грустно смотрел на него. Денисов, Ростов и Несвицкий зажмурились. В одно и то же время они услыхали выстрел и злой крик Долохова. Пьер схватился за голову и, повернувшись назад, пошел в лес, шагая целиком по снегу и вслух приговаривая непонятные слова: -- Глупо...

Несвицкий остановил его и повез домой. Ростов с Денисовым повезли раненого Долохова. Долохов, молча, с закрытыми глазами, лежал в санях и ни слова не отвечал на вопросы, которые ему делали; но, въехав в Москву, он вдруг очнулся и, с трудом приподняв голову, взял за руку сидевшего подле себя Ростова.

Ростова поразило совершенно-изменившееся и неожиданно восторженно-нежное выражение лица Долохова. Друг мой, -- сказал Долохов прерывающимся голосом, -- где мы? Мы в Москве, я знаю. Я ничего, но я убил ее, убил... Она не перенесет этого. Она не перенесет... Моя мать, мой ангел, мой обожаемый ангел, мать, -- и Долохов заплакал, сжимая руку Ростова. Когда он несколько успокоился, он объяснил Ростову, что живет с матерью, что ежели мать увидит его умирающим, она не перенесет этого.

Он умолял Ростова ехать к ней и приготовить ее. Ростов поехал вперед исполнять поручение, и к великому удивлению своему узнал, что Долохов, этот буян, бретёр-Долохов жил в Москве с старушкой-матерью и горбатой сестрой, и был самый нежный сын и брат. Пьер в последнее время редко виделся с женою с глазу на глаз. И в Петербурге, и в Москве дом их постоянно бывал полон гостями.

В следующую ночь после дуэли, он, как и часто делал, не пошел в спальню, а остался в своем огромном, отцовском кабинете, в том самом, в котором умер граф Безухий. Он прилег на диван и хотел заснуть, для того чтобы забыть всё, что было с ним, но он не мог этого сделать. Такая буря чувств, мыслей, воспоминаний вдруг поднялась в его душе, что он не только не мог спать, но не мог сидеть на месте и должен был вскочить с дивана и быстрыми шагами ходить по комнате.

То ему представлялась она в первое время после женитьбы, с открытыми плечами и усталым, страстным взглядом, и тотчас же рядом с нею представлялось красивое, наглое и твердо-насмешливое лицо Долохова, каким оно было на обеде, и то же лицо Долохова, бледное, дрожащее и страдающее, каким оно было, когда он повернулся и упал на снег.

Да, это было. Как я дошел до этого? Я и тогда чувствовал, думал он, я чувствовал тогда, что это было не то, что я не имел на это права.

Так и вышло". Он вспомнил медовый месяц, и покраснел при этом воспоминании. Особенно живо, оскорбительно и постыдно было для него воспоминание о том, как однажды, вскоре после своей женитьбы, он в 12-м часу дня, в шелковом халате пришел из спальни в кабинет, и в кабинете застал главного управляющего, который почтительно поклонился, поглядел на лицо Пьера, на его халат и слегка улыбнулся, как бы выражая этой улыбкой почтительное сочувствие счастию своего принципала.

Так вот чем я гордился?! Я тогда думал, что не понимаю ее. Как часто, вдумываясь в ее характер, я говорил себе, что я виноват, что не понимаю ее, не понимаю этого всегдашнего спокойствия, удовлетворенности и отсутствия всяких пристрастий и желаний, а вся разгадка была в том страшном слове, что она развратная женщина: сказал себе это страшное слово, и всё стало ясно! Она не давала ему денег, но позволяла целовать себя. Отец, шутя, возбуждал ее ревность; она с спокойной улыбкой говорила, что она не так глупа, чтобы быть ревнивой: пусть делает, что хочет, говорила она про меня.

Я спросил у нее однажды, не чувствует ли она признаков беременности. Она засмеялась презрительно и сказала, что она не дура, чтобы желать иметь детей, и что от меня детей у нее не будет". Потом он вспомнил грубость, ясность ее мыслей и вульгарность выражений, свойственных ей, несмотря на ее воспитание в высшем аристократическом кругу. Часто, глядя на ее успех в глазах старых и молодых мужчин и женщин, Пьер не мог понять, отчего он не любил ее.

Да я никогда не любил ее, говорил себе Пьер; я знал, что она развратная женщина, повторял он сам себе, но не смел признаться в этом.

И теперь Долохов, вот он сидит на снегу и насильно улыбается, и умирает, может быть, притворным каким-то молодечеством отвечая на мое раскаянье! Он переработывал один в себе свое горе. Зачем я себя связал с нею, зачем я ей сказал этот: "Je vous aime", 5 который был ложь и еще хуже чем ложь, говорил он сам себе. Я виноват и должен нести... Позор имени, несчастие жизни? Э, всё вздор, -- подумал он, -- и позор имени, и честь, всё условно, всё независимо от меня.

Потом Робеспьера казнили за то, что он был деспот. Кто прав, кто виноват? А жив и живи: завтра умрешь, как мог я умереть час тому назад. И стоит ли того мучиться, когда жить остается одну секунду в сравнении с вечностью? Ночью он позвал камердинера и велел укладываться, чтоб ехать в Петербург. Он не мог оставаться с ней под одной кровлей. Он не мог представить себе, как бы он стал теперь говорить с ней. Он решил, что завтра он уедет и оставит ей письмо, в котором объявит ей свое намерение навсегда разлучиться с нею.

Утром, когда камердинер, внося кофе, вошел в кабинет, Пьер лежал на отоманке и с раскрытой книгой в руке спал. Он очнулся и долго испуганно оглядывался не в силах понять, где он находится. Она с своим всёвыдерживающим спокойствием не стала говорить при камердинере. Она знала о дуэли и пришла говорить о ней. Она дождалась, пока камердинер уставил кофей и вышел. Пьер робко чрез очки посмотрел на нее, и, как заяц, окруженный собаками, прижимая уши, продолжает лежать в виду своих врагов, так и он попробовал продолжать читать: но чувствовал, что это бессмысленно и невозможно и опять робко взглянул на нее.

Она не села, и с презрительной улыбкой смотрела на него, ожидая пока выйдет камердинер. Что вы наделали, я вас спрашиваю, -- сказала она строго. Ну, отвечайте, что это за дуэль? Что вы хотели этим доказать! Я вас спрашиваю. Но что же вы этим доказали? Что вы доказали этой дуэлью!

К чему это поведет? К тому, чтобы я сделалась посмешищем всей Москвы; к тому, чтобы всякий сказал, что вы в пьяном виде, не помня себя, вызвали на дуэль человека, которого вы без основания ревнуете, -- Элен всё более и более возвышала голос и одушевлялась, -- который лучше вас во всех отношениях...

Потому что я люблю его общество? Ежели бы вы были умнее и приятнее, то я бы предпочитала ваше. Я могу говорить и смело скажу, что редкая та жена, которая с таким мужем, как вы, не взяла бы себе любовников des аmants , а я этого не сделала, -- сказала она.

Пьер хотел что-то сказать, взглянул на нее странными глазами, которых выражения она не поняла, и опять лег. Он физически страдал в эту минуту: грудь его стесняло, и он не мог дышать. Он знал, что ему надо что-то сделать, чтобы прекратить это страдание, но то, что он хотел сделать, было слишком страшно. Расстаться, вот чем испугали! Пьер вскочил с дивана и шатаясь бросился к ней.

Лицо Элен сделалось страшно: она взвизгнула и отскочила от него. Порода отца сказалась в нем.

Война и мир (Толстой)

В 1808 году император Александр ездил в Эрфурт для нового свидания с императором Наполеоном, и в высшем Петербургском обществе много говорили о величии этого торжественного свидания. В 1809 году близость двух властелинов мира, как называли Наполеона и Александра, дошла до того, что, когда Наполеон объявил в этом году войну Австрии, то русский корпус выступил за-границу для содействия своему прежнему врагу Бонапарте против прежнего союзника, австрийского императора; до того, что в высшем свете говорили о возможности брака между Наполеоном и одной из сестер императора Александра. Но, кроме внешних политических соображений, в это время внимание русского общества с особенной живостью обращено было на внутренние преобразования, которые были производимы в это время во всех частях государственного управления. Жизнь между тем, настоящая жизнь людей с своими существенными интересами здоровья, болезни, труда, отдыха, с своими интересами мысли, науки, поэзии, музыки, любви, дружбы, ненависти, страстей, шла как и всегда независимо и вне политической близости или вражды с Наполеоном Бонапарте, и вне всех возможных преобразований.

Краткое содержание первой части 2-го тома романа Льва Николаевича Толстого «Война и мир» по главам

Часть 1 Глава 1 Действие первой части второго тома происходит в начале 1806 года. Николай Ростов возвращается в Москву в отпуск. Вместе с ним домой в Воронеж ехал друг Николая Денисов, с которым они служили в одном полку. Ростовы радостно встречают Николая и Денисова. Наташа даже поцеловала Денисова, чем всех смутила. Ростовы всячески старались окружить Николая любовью. На следующее утро Наташа делится с братом, что Соня племянница графа Ростова настолько сильно любит Николая, что готова его отпустить. Юноше нравится Соня, но он не готов ради нее отказаться от множества соблазнов вокруг. Графиня переживает, что любовь Николая к Соне сломает ему карьеру. Глава 2 После возвращения из армии Николая хорошо принимают в любом обществе.

Глава двадцать шестая Главные герои: Андрей Болконский — в этой главе судьба князя Андрея приобретает яркие краски, потому что он влюбляется в Наташу Ростову и собирается на ней жениться. Из-за возражений отца свадьбу приходится отложить на год, но Андрей все равно счастлив и полый надежд на будущее. Наташа Ростова — шестнадцатилетней девушкой попадает на бал, который состоялся у екатеринского вельможи. В этот период юности у девушки в жизни происходят перемены: руку и сердце ей предлагает Андрей Болконский, но решено, что свадьба откладывается на год. Князь Андрей уезжает. Влюбленная и счастливая девушка соглашается ждать жениха.

Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту . Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для. 2 том в кратком содержании по частям и главам можно прочитать Глава 1. Действие первой части второго тома происходит в начале года. 1 Том первый. Часть первая; Часть вторая; Часть третья. 2 Том второй. Часть первая; Часть вторая; Часть третья.

Очевидно было, что дело, начавшееся так легко, уже ничем не могло быть предотвращено, что оно шло само собою, уже независимо от воли людей, и должно было совершиться. Оба пошли по протоптанным дорожкам всё ближе и ближе, в тумане узнавая друг друга. Противники имели право, сходясь до барьера, стрелять, когда кто захочет. Долохов шел медленно, не поднимая пистолета, вглядываясь своими светлыми, блестящими, голубыми глазами в лицо своего противника.

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. vieraida

    Замечательно, весьма полезная мысль

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных