Случай с медведем война и мир

Краткое содержание. Особенности романа. Часть первая Том первый. Часть первая В июле 1805 года Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Федоровны, встречала гостей. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую лысину, и покойно уселся на диване. Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пьесы.

Толстой Л. Н. -- Война и Мир. Том I . и привязали его спина со спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плавает, а квартальный на нем. Глава XII, Война и мир — Том I — Часть I — Глава XIII автор Лев Николаевич Пьер участвовал в связыванье квартального с медведем.

У кого-то хорошего больше, у кого-то больше плохого. Отчего это зависит? Может быть, от воспитания, может, от судьбы, а может от самого человека. Во всех этих вопросах трудно разобраться, сложно понять человека, его поведение, жизненные устои и судьбу, поэтому мне было совсем нелегко разобраться в самом, на мой взгляд, таинственном герое романа Л. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден...

Самый таинственный герой романа Л.Н. Толстого Война и Мир

Гера обратила свою соперницу в медведицу, чтобы та погибла от руки сына-охотника, но вмешавшийся Зевс развел мать и сына на безопасное расстояние, поместив в небе в качестве созвездий — Большой и Малой Медведицы. Даже в мифе перевоплощение в медведя — сигнал решительной перемены, создающей напряжение между персонажем и обстоятельствами. Эта суровая и гротескная метаморфоза в то же время комична, так что напряжение может получить юмористическое развитие. Толстой не воспринимается как юморист. Между тем, он использовал юмор и был вовлечен в юмористический контекст того времени, на что редко обращалось внимание. Она же, — вероятно, без умысла Толстого — инициировала комический диалог с современниками, которые, ухватившись за образ медведя, высмеивали роман, его героя и даже автора. Толстой обращался к различным видам юмора, распространенным в западной культуре, включая шутку, сатиру, пародию, иронию, водевиль и т.

Том первый. Часть первая

Гера обратила свою соперницу в медведицу, чтобы та погибла от руки сына-охотника, но вмешавшийся Зевс развел мать и сына на безопасное расстояние, поместив в небе в качестве созвездий — Большой и Малой Медведицы. Даже в мифе перевоплощение в медведя — сигнал решительной перемены, создающей напряжение между персонажем и обстоятельствами. Эта суровая и гротескная метаморфоза в то же время комична, так что напряжение может получить юмористическое развитие.

Толстой не воспринимается как юморист. Между тем, он использовал юмор и был вовлечен в юмористический контекст того времени, на что редко обращалось внимание. Она же, — вероятно, без умысла Толстого — инициировала комический диалог с современниками, которые, ухватившись за образ медведя, высмеивали роман, его героя и даже автора.

Толстой обращался к различным видам юмора, распространенным в западной культуре, включая шутку, сатиру, пародию, иронию, водевиль и т. С античности виды юмора различались в зависимости от контекста и цели. В современном контексте этому соответствует смех над неуместным или неестественным.

Смех в кругу друзей — это смех совсем иного рода; его будет правильно отнести к юмору, нацеленному на эмоциональную разрядку. В этом случае смех выступает как созидательное действие, призванное объединить шутящего и аудиторию.

Комизм установленных Толстым ассоциативных связей между Пьером и медведем хорошо соотносился с тогдашними культурными веяниями, но практически игнорировался последующей критикой[4]. Серьезность Толстого принималась как нечто очевидное, а его подчеркнутое внимание к жизненным урокам и дилеммам казалось несовместимым с юмором.

Сказано, возможно, слишком сильно, но различия действительно бросаются в глаза. Мольер высмеивает героя, который растит юную селянку вдали от мира с целью воспитать для себя безупречную жену — и в итоге узнает, что та завела любовника.

Дворянин Оленин отказывается от возможной женитьбы ради военных приключений на Кавказе, влюбляется в местную девушку, мучительно обдумывает, как ввести ее в свою великосветскую жизнь, но оказывается отвергнут — поворот, который мог быть в высшей степени комичным, однако подается разве что с налетом иронии.

Подобные мезальянсы не раз высмеивали Островский, Гоголь и Салтыков-Щедрин; тот же печальный сюжет с сочным комизмом живописал Павел Федотов. Их критический настрой был очевиден. Пукирева, изображающий венчание стареющего чиновника и совсем юной невинной девушки: отталкивающий священник выступает пособником в этом неблаговидном деле, а на заднем плане шепчутся циничные наблюдатели.

Толстой также наследовал главной традиции русского литературного юмора — насмешке и сатире, доходящим порой до жестокости. Гоголь, Островский и Салтыков-Щедрин нередко высмеивали протагонистов без капли сочувствия, которое обнаруживал более тонкий юмор Пушкина[6].

Так или иначе, у В. Толстой ценил такой юмор. Ее действующие лица — старомодная помещичья пара, их наивная дочь, грубый сын, учитель сына, эмансипированная бедная родственница и непорядочный ухажер.

Мудрая нянечка не устает повторять, что ухажеру приданое дороже, чем золотой характер нищей родственницы, и оказывается права. Персонажи карикатурны до невозможности. Ухажер же с учителем насмехаются над пожилой парой и обоими чадами, попутно пользуясь их наивностью и безволием.

Фарсовая погоня в финале сводит героев на почтовой станции, где они наперебой требуют лошадей. Ухажер, став мужем, обнаруживает свою бесчестность. Учитель на деле оказывается дурнем. Отец спасает дочь, зять бессмысленно машет пистолетом, пьяный сын сыпет оскорблениями, а некогда уверенная в себе родственница плачет о том, как низко ценится в женщине ум. Пьеса заслуженно забыта и погребена в глубине многотомных собраний сочинений Толстого, но интересна как его ранний и малоуспешный опыт в чисто юмористическом жанре.

Гораздо лучше ему удавалось вкраплять юмор в крупные панорамы с, так сказать, большей глубиной резкости — как в своих великих романах. Когда происходит столько всего, юмор легко проглядеть, — но он там, несомненно, есть.

Появляется чуждый светским условностям Пьер, и Толстой отклоняется от реализма совершенно в духе Гоголя или Достоевского[11]. Пьер хватает медведя, которого привели к Курагину, кружит с ним в танце, а потом они с Долоховым берут его кататься в карете. Пьер и Долохов ловят квартального, привязывают к медведю и пускают того в Мойку.

Этот эпизод настолько безумен, немыслим, до того исполнен лихой буффонады и вызова, что на него стоит взглянуть повнимательнее. Медведя Толстой выводит на сцену не вдруг. Один из молодых людей таскает медведя на цепи, пугая им остальных. Это говорит автор. Насилие над полицейским в автократическом государстве при Павле, вероятно, обернулось бы для Пьера и Долохова Сибирью. Гостья описывает события следующим образом, вводя в рассказ неизвестное третье лицо: …[О]ни втроем достали где-то медведя, посадили с собой в карету и повезли к актрисам.

Прибежала полиция их унимать. Они поймали квартального и привязали его спина с спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; мед- ведь плавает, а квартальный на нем. Толстой несколько раз возвращается к этому, отождествляя Пьера с медведем. Мать Долохова жалуется, что всю тяжесть наказания за выходку, учиненную приятелями совместно, понес ее сын.

Инцидент служит Толстому для развития сюжета: Долохов разжалован в солдаты, а Пьера отсылают в Москву, где развернется изрядная часть дальнейших событий. В инциденте с медведем есть известная жестокость, которую Толстой смягчает посредством дружелюбных благодушных рассказчиков и своей собственной характеристики Пьера. Да, Пьер связывает квартального и медведя веревкой; но к этому моменту он сам, по воле Толстого, связан с медведем еще более тесно — целым рядом медвежьих черт: он неуклюж, силен, крупен, непредсказуем и свиреп, когда разозлят.

Привив Пьеру медвежьи черты, он создал персонаж поразительной инаковости — обаятельного человека, заключенного в медвежье обличье. Пьер проходит почти через весь роман медведем — неприкаянный, не знающий, как себя повести, он часто до смешного нелеп, иногда жесток и временами по-звериному дик.

Получился характер комический и в то же время слишком глубокий для комического, давший современникам и последующим поколениям пищу для множественных трактовок. Художники, философы и писатели противопоставляли друг другу человека и животное на протяжении многих веков[23]. Хочется думать, что по крайней мере применительно к России это замечание Деррида является преувеличением. Однако И. Панаев использовал животную метафору именно в таком смысле. Случившиеся в результате перемены особенно сильно затронули то поколение дворян, к которому принадлежал Толстой.

Буржуазные понятия опоры на себя и достижительства пришли в противоречие с неумеренностью и праздностью аристократического мира, в котором жил и писал Толстой. Мировоззренческая установка, названная Вебером протестантской этикой, вступила в стремительно развивающейся урбанистической России в конфликт с аристократическими нравами.

Профессионализация, в том числе в литературе, способствовала подрыву идеи самоценности дворянского образа жизни. Аналогичным образом распространившиеся на женщин понятия мобильности, участия в социальной жизни и опоры на себя столкнулись с патриархальным укладом и подкосили его.

Юмористические журналы уделили этим темам самое пристальное внимание. Они отразили столкновение полов, поначалу ставя заносчивых женщин на место, а спустя десять или двадцать лет — высмеивая тех, кто становился у могучих женщин на пути.

На первом рисунке оборванный мужик тычет копьем в огрызающегося медведя на цепи. На втором юную невесту ведут по проходу в церкви, а за ее спиной жених шепчется с другом. Первый рисунок вполне однозначен и обеспечивает тонкость второго, который в первом осмыслении предрекает несчастной жене участь цепного медведя, но на более глубоком уровне подразумевает, что институт брака укрощает неотесанных и распущенных молодых людей обоих полов.

Другое прочтение позволяет видеть здесь сарказм в отношении института договорного брака. Толстой чутко улавливал перемены в нравах своего времени и лично примерил на себя многие из возможных мужских ролей, включая роли феодального сексуального эксплуататора, владельца крепостных, помещика, повесы, бонвивана, колониального офицера и, наконец, успешного писателя и семьянина.

Социальные изменения в российском обществе он переживал, будучи в выигрышном положении гордого аристократа[28]. Озабоченный самовоспитанием, Толстой неутомимо занимался составлением списков и совершенствованием себя. Тревожась по поводу своих грубых манер, он никогда не вращался в высшем свете. Пьер тоже занят самосовершенствованием, что проявляется в его масонских приключениях и ряде других случаев.

К самосовершенствованию стремится и князь Андрей, но в нем нет присущей Пьеру склонности к срывам. Объединив Пьера с медведем, Толстой дал читателю иронический портрет аристократии. Пьер — одновременно дворянин и медведь, и прием Толстого здесь соответствует тому, что философы назвали теорией несовместимости. Находку Шкловского можно связать с теорией несовместимости, поскольку необычное восприятие мира и социальных кодов также может быть источником юмора.

Он отметил, что толстовское изображение людей и событий вызвало у некоторых читателей его поколения удивление, граничащее с раздражением[29]. Шкловский угадывал в романе примеры несовместимости — даже если не понимал шутку или более тонкий юмор. Сотрудники журнала пародировали эпопею и карикатурно изобразили ее автора во множестве статей, стихотворений и рисунков. Наиболее примечательны две серии картинок: одна посвящена Толстому и концепции романа, другая — героям и сюжету.

Шкловскому же было важно показать, что карикатуристы, в частности, уловили необычность толстовского внимания к детали и описаниям[32]. Хотя Пьер — персонаж, а не повествователь, он, будучи из раза в раз выставлен автором в нелепом свете и объектом иронии, открывает при этом новые способы мировосприятия. Постольку, поскольку Пьер с медведем создают вокруг себя поле самоуничижения, они попадают под описанную Фрейдом категорию смеха, дающего здоровый выброс эмоций.

Такая форма насмешки над собой была знакома авторам и художникам из юмористических журналов, возникавших до и после освобождения крестьян. Городовой смеется над собой, и в таком самоуничижительном юморе нет и йоты жестокости. Читателю предлагается посмеяться вместе с городовым и вдобавок — над своими слабостями. Толстой, в свою очередь, побуждает читателя смеяться вместе с Пьером, даже если сам Пьер, вероятно, стал бы высмеивать себя лишь перед равными, вроде князя Андрея.

Самоуничижительный смех городового был тогдашней производной юродства, глубоко укорененного в русской культуре. Юродивые играли важную роль в православной традиции, и их шутки несли в себе моральный заряд и зачастую имели глубокий смысл[38].

Кроме того, шутка городового опиралась на традицию фольклорного Иванушки-дурачка, чье простодушие побеждало зло к вящему удовольствию слушателей[39]. Пьер, с его наивными намерениями и необъяснимой удачливостью, имеет общие с Иванушкой-дурачком черты. Но Толстой не сказочник, а Пьер — не Иванушка-дурачок, и потому его характер дополнен самосознанием.

Пьер как простак способен наблюдать и оценивать себя и остальных, но также способен оставлять эту роль и проявлять другие аспекты своей личности.

Толстой обрисовал с юмором не только Пьера. Точечный юмор, украшающий самые неожиданные контексты, удался Толстому гораздо лучше его ранней тяжеловесной сатиры. Он высмеивает одержимость Наполеона своей исторической миссией и предваряет его появление в романе ироническим изображением Кутузова. Затем он задремывает на военном совете и, пробудившись под занавес, учит, что перед сражением важнее всего выспаться.

Через Кутузова Толстой пародирует стереотип великого полководца и высмеивает Наполеона за старание соответствовать этому стереотипу.

Связь с медведем

Разделы: Литература Класс: 10 Художественная деталь — это одно из средств создания художественного образа, которое помогает представить изображаемую автором картину, предмет или характер в неповторимой индивидуальности. Она может воспроизводить черты внешности, детали одежды, обстановки, переживания или поступка. Посмотрим, как это реализуется в романе Л. Долохов — один из самых сложных, противоречивых персонажей в романе. Все присутствующие уверены, что это невозможно, но Долохов любит рисковать, а еще он уверен в своих силах и всегда и во всем привык выигрывать.

Война и мир (Толстой)/Том I/Часть I/Глава XIII

История, которую рассказывали у графа Ростова, была справедлива. Пьер участвовал в связыванье квартального с медведем. Он приехал несколько дней тому назад и остановился, как всегда, в доме своего отца. Хотя он и предполагал, что история его уже известна в Москве и что дамы, окружающие его отца, всегда недоброжелательные к нему, воспользуются этим случаем, чтобы раздражить графа, он все-таки в день приезда пошел на половину отца. Войдя в гостиную, обычное местопребывание княжон, он поздоровался с дамами, сидевшими за пяльцами и за книгой, которую вслух читала одна из них. Их было три. Старшая, чистоплотная, с длинною талией, строгая девица, та самая, которая выходила к Анне Михайловне, читала; младшие, обе румяные и хорошенькие, отличавшиеся друг от друга только тем, что у одной была родинка над губой, очень красившая ее, шили в пяльцах.

Толстой Л. Н. -- Война и Мир. Том I

Толстой Л. Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом. Вот так пари! Чорт вас возьми совсем!

Роман"Война и мир" и привязали его спина с спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плавает, а квартальный на нем. Неприкосновенный запас · НЛО · Новая Юность · Новый Берег · Новый Журнал · Новый Мир · Октябрь · Урал Лев и медведь: юмор в «Войне и мире». Вопрос: Кто в романе Л. Толстого «Война и мир» танцевал с медведем? Ответ: Пьер Безухов. пожаловаться. Похожие вопросы: Вопрос: Кто не является.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 🐻 ХОЛОДНАЯ ВОЙНА С МЕДВЕДЕМ Противостояние медведя и человека
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 3
  1. exoununeth1993

    Ну вообще-то, многое из того, что Вы пишете не совсем так… Ну да ладно,не важно :)

  2. khapcoppe

    Ура! и спасибо!)))

  3. Лука

    Немного разочарован вашими перлами, вы видите только верхушку айсберга как обычно, копайте глубже

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных