Отрывок облако в штанах

Павлов "Облако в штанах" читает Н. В предисловии ко второму изданию 1918 г. Могу овладеть темой. Ставлю вопрос о теме. О революционной.

Облако в штанах. Тетраптих (вступление) Вашу мысль, мечтающую на размягченном мозгу, как выжиревший лакей на засаленной кушетке. Владимир Маяковский. Облако в штанах. Текст произведения. Источник: В. В. Маяковский. Полное собрание сочинений. В ти тт. Т. 1. М.: Гослитиздат.

У меня в душе ни одного седого волоса, Мир огромив мощью голоса, Любовь на литавры ложит грубый. Вы любовь на скрипки ложите. Приходите учиться - А себя, как я, вывернуть не можете, чтобы были одни сплошные губы! И которая губы спокойно перелистывает, Хотите - буду от мяса бешеный Не верю, что есть цветочная Ницца! Мною опять славословятся 1 мужчины, залежанные, как больница, и женщины, истрепанные, как пословица. Вы думаете, это бредит малярия?

Александр Петров читает отрывок из «Облако в штанах» Маяковского

Чувствую мастерство. Могу овладеть темой. Ставлю вопрос о теме. О революционной. По свидетельству друзей Владимира Маяковского, на написание первой главы поэмы поэта вдохновил романтический эпизод во время поездки футуристов по России.

5 произведений Маяковского из школьной программы

У меня в душе ни одного седого волоса, Мир огромив мощью голоса, Любовь на литавры ложит грубый. Вы любовь на скрипки ложите. Приходите учиться - А себя, как я, вывернуть не можете, чтобы были одни сплошные губы! И которая губы спокойно перелистывает, Хотите - буду от мяса бешеный Не верю, что есть цветочная Ницца! Мною опять славословятся 1 мужчины, залежанные, как больница, и женщины, истрепанные, как пословица.

Вы думаете, это бредит малярия? Это было, было в Одессе. Вот и вечер в ночную жуть В дряхлую спину хохочут и ржут ушел от окон, хмурый, декабрый.

Меня сейчас узнать не могли бы: жилистая громадина стонет, Ведь для себя не важно Что может хотеться этакой глыбе? А глыбе многое хочется! Ночью хочется звон свой спрятать в мягкое, в женское. И вот, громадный, Откуда большая у тела такого: горблюсь в окне, плавлю лбом стекло окошечное. Будет любовь или нет? Какая - большая или крошечная? Она шарахается автомобильных гудков. Любит звоночки коночек.

Еще и еще, уткнувшись дождю жду, как с плахи голова казненного. Полночь, с ножом мечась, догнала, зарезала,- вон его! Упал двенадцатый час, В стеклах дождинки серые свылись, как больной с кровати, гримасу громадили, как будто воют химеры Собора Парижской Богоматери. Что же, и этого не хватит? Скоро криком издерется рот. Слышу: тихо, спрыгнул нерв. Нервы - И вот,- сначала прошелся едва-едва, потом забегал, взволнованный, четкий.

Теперь и он и новые два мечутся отчаянной чечеткой. Рухнула штукатурка в нижнем этаже. А ночь по комнате тинится и тинится,- из тины не вытянуться отяжелевшему глазу. Вошла ты, резкая, как "нате! Что ж, выходите. Видите - спокоен как! Как пульс Помните? И в доме, который выгорел, Вы говорили: "Джек Лондон, деньги, любовь, страсть",- а я одно видел: вы - Джоконда, которую надо украсть! И украли.

Опять влюбленный выйду в игры, огнем озаряя бровей загиб. Что же! Погибла Помпея, когда раздразнили Везувий! Любители святотатств, преступлений, Скажите сестрам, Люде и Оле,- а самое страшное видели - лицо мое, когда я абсолютно спокоен?

И чувствую - "я" для меня мало. Кто-то из меня вырывается упрямо. Кто говорит? Ваш сын прекрасно болен! У него пожар сердца. В касках! Каждое слово, даже шутка, которые изрыгает обгорающим ртом он, выбрасывается, как голая проститутка из горящего публичного дома. Люди нюхают - запахло жареным! Нагнали каких-то. Нельзя сапожища! Скажите пожарным: на сердце горящее лезут в ласках. Я сам. Глаза наслезненные бочками выкачу.

Дайте о ребра опереться. Не выскочишь из сердца! На лице обгорающем из трещины губ Мама! Петь не могу. Крик последний,- У церковки сердца занимается клирос! Обгорелые фигурки слов и чисел из черепа, как дети из горящего здания. Так страх схватиться за небо высил горящие руки "Лузитании". Трясущимся людям в квартирное тихо стоглазое зарево рвется с пристани. Славьте меня! Я над всем, что сделано, ставлю "nihil".

Никогда ничего не хочу читать. Что книги! А оказывается - долго ходят, размозолев от брожения, прежде чем начнет петься, и тихо барахтается в тине сердца из любвей и соловьев какое-то варево, глупая вобла воображения. Пока выкипячивают, рифмами пиликая, Городов вавилонские башни, улица корчится безъязыкая - ей нечем кричать и разговаривать. Улица муку молча перла. Топорщились, застрявшие поперек горла, грудь испешеходили.

Город дорогу мраком запер. И когда - все-таки! А улица присела и заорала: "Идемте жрать! Поэты, студенты, бросились от улицы, ероша космы: "Как двумя такими выпеть и барышню, и любовь, и цветочек под росами? Вы не нищие, вы не смеете просить подачки! Нам, здоровенным, с шаго саженьим, надо не слушать, а рвать их - их, шуме фабрики и лаборатории. Их ли смиренно просить: "Помоги мне! Мы сами творцы в горящем гимне - Что мне до Фауста, феерией ракет говорю вам: скользящего с Мефистофелем в небесном паркете!

Я знаю - гвоздь у меня в сапоге кошмарней, чем фантазия у Гете! Я, златоустейший, чье каждое слово душу новородит, именинит тело, мельчайшая пылинка живого каторжане города-лепрозория, ценнее всего, что я сделаю и сделал!

Проповедует, мечась и стеня, сегодняшнего дня крикогубый Заратустра! Мы с лицом, как заспанная простыня, с губами, обвисшими, как люстра, мы, где золото и грязь изъязвили проказу,- Нам ли вымаливать милостей времени!

Плевать, что нет у Гомеров и Овидиев людей, как мы, от копоти в оспе. Я знаю - солнце померкло б, увидев наших душ золотые россыпи! Жилы и мускулы - молитв верней. Мы - каждый - как собака бьющую руку лижет?!

Это взвело на Голгофы аудиторий Петрограда, Москвы, Одессы, Киева, и не было ни одного, который не кричал бы: "Распни, распни его! Видели, Я, я - где боль, везде; обсмеянный у сегодняшнего племени, как длинный скабрезный анекдот, вижу идущего через горы времени, которого не видит никто. Где глаз людей обрывается куцый, главой голодных орд, в терновом венце революций грядет шестнадцатый год.

А я у вас - его предтеча; на каждой капле слезовой течи 3 распял себя на кресте. Уже ничего простить нельзя. Я выжег души, где нежность растили. Это труднее, чем взять тысячу тысяч Бастилий! И когда, приход его мятежом оглашая, выйдете к спасителю - вам я душу вытащу, растопчу, чтоб большая!

Ах, зачем это,.

Скачать mp3 В. Маяковский – Облако в Штанах (Отрывок)

Этот разбор можно использовать для проведения урока литературы в 11 классе. Краткий анализ Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Облако в штанах. История создания — написано произведение в 1914 году, в этот период поэт был влюблен в Марию Денисову, однако чувства его не получили ответа и были воплощены в стихах.

Облако в штанах (Маяковский)

Поэт, объявивший себя голосом улицы, сгорает от любви к женщине по имени Мария, отрицает старое искусство и бросает вызов Богу, и всё это со страстью и словесной изобретательностью, которой ещё не было в русской поэзии. Обычно катехизис излагается в форме вопросов и ответов. В переносном смысле под катехизисом понимают любое хрестоматийное произведение, которое содержит в себе свод неких непреложных правил. По преданию, Заратустра получил его от бога Ахура-Мазды. Именно в учении Заратустры впервые встречаются концепции ада и рая, личной ответственности человека за свои поступки и посмертного суда. Маяковского интересует именно Заратустра в ницшеанском смысле. Владимир Маяковский. Маяковский начал работать над поэмой в конце 1913 — начале 1914 года.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Это тебе. «Облако в штанах»

Анализ поэмы "Облако в штанах"

Ерошьте перышки в испуганной тряске! Я тебя, пропахшего ладаном, раскрою Отсюда до Аляски! Меня не остановите. Заключительное слово учителя Яростно конфликтуя с миром, герой обнаруживает свою бунтарскую сущность. Противоречивость, раздирающая героя, обрекает его на трагическое одиночество.

Маяковский-Наше всё.знаю облако gradoplastica.ru запоминается,очень.​артистичное gradoplastica.ru мне больше вступление нравится. Облако в штанах автора Владимир Маяковский но в памяти не остаётся ничего, вспомнить и процитировать отрывок я не могу. Анализ поэмы "Облако в штанах" достигающей высокого трагизма (первые публикации отрывков из «Облака» имели подзаголовок «трагедия»).

Тогда мне вычеркнули шесть страниц, в том числе и заглавие. Это — вопрос о том, откуда взялось заглавие. Меня спросили — как я могу соединить лирику и большую грубость.

Анализ поэмы «Облако в штанах» Маяковского

Брика и Л. I; отрывки — в сб. Начало работы над поэмой относится к первой половине 1914 года. Чувствую мастерство. Могу овладеть темой.

Облако в штанах

.

Маяковский Владимир - Облако в штанах

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: #Маяковский#АлександрПетров Саша Петров - "Облако в штанах"
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. Ника

    Ценная информация

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных