Кто написал что делать

Берлин, 20 июля 1856. Лопухов понимал, что их отношения с Верой уже не будут, такими, как прежде, размышлял над своими ошибками и говорил, что его место должен занять Кирсанов. Они вместе читают и обсуждают книги. Вера привела в пример Рахметова, для которого общее дело заменяло личное, тогда как им, Александру и Вере, нужна только личная жизнь. Чтобы быть равной мужу во всем, Вера занялась медициной.

«Что де́лать?» (Из рассказов о новых людях) — роман русского философа, журналиста и Чернышевский писал роман, находясь в одиночной камере Алексеевского равелина Петропавловской крепости, с 14 декабря года​. г. в номере одной из больших петербургских гостиниц находят записку, оставленную странным постояльцем. В записке сказано, что о её.

Ты знаешь, что я хороша? Но ты не знаешь, никто из вас еще не знает меня во всей моей красоте. Смотри, что было, что теперь, что будет. Они идут, летят. Роскошный пир. Пенится в стаканах вино; сияют глаза пирующих. Шум и шепот под шум, смех и тайком пожатие руки, и порою украдкой неслышный поцелуй.

МОЕ МНЕНИЕ О РОМАНЕ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО “ЧТО ДЕЛАТЬ?”

В 1867 году роман был опубликован отдельной книгой в Женеве на русском языке русскими эмигрантами, затем был переведён на польский, сербский, венгерский, французский, английский, немецкий, итальянский, шведский и голландский языки. Всего имело место пять заграничных русских переизданий последнее - 1898. В советское время также на финский и таджикский фарси. В 1906 году роман был впервые напечатан в России отдельным изданием. Сюжет[ править править код ] Роман начинается с информации о неком самоубийце, который застрелился на Литейном мосту 11 июля 1856 года.

автор выражения : кто виноват и что делать

Они стали крылатыми словами русской литературы, русского сознания вообще. Повышенный морализм русского сознания сказывался в этой сверхличной его обращенности, в озабоченности общими судьбами, прежде всего судьбой народа.

В связи с этим говорят о нравственном социализме, о моральном обосновании социалистической идеологии в России. Субъективный в этом контексте и значит моральный, опирающийся на волевое начало в человеке, на запросы его нравственного сознания, а отнюдь не на какого-либо рода объективистское или квазинаучное обоснование, с претензией на каковое выступил марксизм, обозначивший радикальную смену социалистической парадигмы.

Если мы вернемся от общих соображений о судьбах русского социализма к этим романам и их авторам, то нам, как мне кажется, удастся углубить представление о самом этом социализме — обнаружить очень интересные психологические его корни.

А еще лучше и точнее сказать, таким психологическим сходством обладают их авторы. Естественно, сходство обнаруживается скорее на существенной глубине, а не на случайной биографической поверхности. В случае Герцена можно, пожалуй, говорить о достаточно высокой вероятности бисексуальной практики. Паперно собрала богатый материал, подтверждающий как раз ту точку зрения, которую я только что высказал. Но ее работа написана в иной методологии, автор прошел мимо психоаналитических аспектов темы.

В книге И. В Чернышевском она увидела разночинца, не умеющего танцевать и бойко изъясняться по-французски, а потому несчастного в любви. Согласно автору исследования, этот комплекс нашел у Чернышевского мировоззренческую сублимацию в его проекте социалистического общества.

Это очень тонкое наблюдение и очень перспективная мысль, но дело как раз в том, что социалистический комплекс Чернышевского — не столько сублимация, сколько символическая репрезентация все той же индивидуально-психологической темы. В его случае сам социализм демонстрирует свои сексуальные корни, сильнее — предстает как сексуальная проблема.

Даю основной тезис И. Паперно в прямой цитации: То, что казалось формой адюльтера, было для Чернышевского основой эмоциональной и социальной гармонии и равновесия.

Равновесие достигалось через принцип медиации, посредничества. Постоянное применение этого принципа уничтожает все индивидуальные конфронтации и личные напряжения, примиряет все оппозиции в отношениях людей и элиминирует все репрессии. Ключ к блаженству лежит в присутствии третьего лица между любыми двумя лицами — тройственная структура как основа всякого союза... Чернышевский хотел, чтобы это соглашение служило прототипом нового общественного согласия — гармоничного рая на земле, основанного на принципе коллективизма во всех сферах человеческой жизни, и частной и общественной, как они представлены в картине коммунистического общества в Четвертом сне Веры Павловны.

Критики Чернышевского в том числе Достоевский были не правы, утверждая, что как семейные проекты, так и социальная утопия, предложенные Чернышевским, полностью игнорируют человеческие эмоции.

Наоборот, социальный принцип коллективизма обладал у Чернышевского твердым психологическим основанием: общественная гармония виделась как расширение семейной, а последняя сама была результатом практического осуществления веры в то, что любовь — опосредованное чувство, медиативная эмоция — по природе своей коллективна. Нижеследующие рассуждения Лопухова выражают, несомненно, опыт автора романа в его краткой и малоудачной гетеросексуальной практике: Я очень сильно люблю ее и буду ломать себя, чтобы лучше приспособиться к ней; это будет доставлять мне удовольствие, но все-таки моя жизнь будет стеснена.

Так представлялось мне, когда я успокоился от первого впечатления. И я увидел, что не обманывался. Она дала мне испытать это, когда хотела, чтобы я постарался сохранить ее любовь.

Месяц угождения этому желанию был самым тяжелым месяцем моей жизни. Тут не было никакого страдания, это выражение нисколько не шло бы к делу, было бы тут нелепо; со стороны положительных ощущений я не испытывал ничего, кроме радости, угождая ей; но мне было скучно. Вот тайна того, что ее попытка удержаться в любви ко мне осталась неудачна. Вряд ли такой опыт можно назвать обладающим общекультурной значимостью: это сугубо интимный опыт общения с женщиной человека, к женщинам склонности не питающего.

Отсюда то, что И. Интересно, что Лопухов делает попытку превратить фиктивный брак с Верой Павловной в подлинный, когда на сцене появляется Кирсанов. В этом сюжете нет никакой социальной специфики. Но как раз такое обилие житейских и литературных параллелей указывает на сверхсоциальный характер сюжета, выводит его за рамки разночинских проблем.

Нельзя, однако, сказать, что тем самым снимается вопрос о социализме как идеологии, выводящей за пределы индивидуального опыта. Тема Чернышевского—Герцена если и внесоциальна, то в определенном смысле сверхлична. Или скажем так: в социализме значим не столько определенный социальный, сколько определенный психологический тип. Герцен был человеком, едва ли не во всем противоположным Чернышевскому, и прежде всего, в отличие от Чернышевского, высокоталантливым, умственно, художественно и человечески одаренным.

Тем не менее у них была одинаковая идеология — народнический социализм. Думая о Герцене, хочется задать сакраментальный вопрос: какого черта понесло его на эту галеру? Всё дело в психологии, точнее и конкретнее — в отношении к женщинам.

Первоначальная социалистическая интуиция у Герцена фиксируется именно таким образом. К социализму, в его сенсимонистском варианте, Герцена привлекла постановка вопроса о женщине. С одной стороны, освобождение женщины, призвание ее на общий труд, отдание ее судеб в ее руки, союз с нею как с равным. С другой — оправдание, искупление плоти...

Проблема социализма у Герцена — сексуальная. Он видит социализм как путь достижения идеала — восстановления некоей чаемой целостности человека. Это идеал андрогина, платонический миф. Не забудем, что Платон был автором первой коммунистической утопии. Вспомним также, какова была брачная политика платоновского Государства: полная элиминация любых лично окрашенных сексуальных отношений, коллективная сопринадлежность обоих полов друг другу: супружеские пары заранее подбирались философами-правителями, это была имитация индивидуального выбора.

Герцен писал своей будущей жене: Любовь есть единственный возможный путь к восстановлению человека... Двойство — всегда борение. В случае Герцена есть серьезные основания говорить о бисексуальности.

Мужчины делят женщину — Герцен делит Натали с Георгом Гервегом. Конфликтом и драмой это стало потому, что конфликт не осознавался; точнее: стороны, даже зная или догадываясь о своих гомосексуальных влечениях, не решались таковые социально реализовать.

Вообще Герцену с трудом давалось это знание о себе: история с Гервегом тяжело его травмировала. И все-таки мы вправе сказать, что его интересовала не столько Н. Тучкова-Огарева, сколько ее муж. Это было в его отношениях с Кетчером, с Энгельсоном, с тем же Огаревым; даже французская любовница Боткина вызывала его раздражение. Сейчас нельзя не видеть гомосексуальной окраски дружбы Герцена и Огарева. Есть все основания думать, что Огареву вообще остались чужды гетеросексуальные влечения.

Поразительный, но в сущности вполне понятный факт: в двух браках у него не было детей, но как только его жены уходили от него, они сразу же беременели; так было и с первой женой — М. Рославлевой, и со второй — Н. Вообще круг Герцена можно назвать компанией очень продвинутых бисексуалов. Соответствующие источники обильно цитирует И.

Паперно, но, как обычно, не желает замечать их сексуального контекста и подтекста. Зато мы теперь склонны видеть их в текстах, которые вряд ли вызывали особенный интерес у предшествующих исследователей. Герцену и его жене, пишет Анненков, страшно надоела дисциплина, которую ввел и неуклонно поддерживал тогдашний идеализм между друзьями. Как всякий искус, он имел свою чарующую и обаятельную силу сначала, но становился нестерпимым при продолжительности.

Любопытно, что первым, поднявшим знамя бунта против проповеди о нравственной выдержке и об ограничении свободы отдаваться личным физическим и чувственным поползновениям, был Огарев.

Он и привил обоим своим друзьям, Герцену и его жене особенно последней , воззрения на право каждого располагать собой, не придерживаясь никакого кодекса установленных правил, столь же условных и стеснительных в официальной морали, как и в приватной, какую заводят иногда дружеские кружки для своего обихода.

Нет сомнения, что воззрение Огарева имело аристократическую подкладку, давая развитым людям с обеспеченным состоянием возможность спокойно пренебрегать теми нравственными стеснениями, которые проповедуются людьми, не знавшими отроду обаяния и наслаждений полной материальной и умственной независимости. В социализме Герцен увидел идеологическую мотивировку и санкцию своих гомосексуальных влечений: в попытке учеников Сен-Симона осуществить, по крайней мере провозгласить, андрогинный идеал.

В качестве проективного примера Анфантен выдвинул идею о верховном жреце новой религии сенсимонизма как о паре — мужчине и женщине — и посвятил много времени поиску своего женского восполнения, совершив для этого даже путешествие в Египет поразительная параллель с Владимиром Соловьевым, встретившим в египетской пустыне Вечную Женственность — Софию.

И здесь начинается едва ли не самая интересная, на взгляд автора предлагаемой концепции, тема — об истоках мифа о социализме как общности жен. Исследователь Д.

Эта идея была изложена первоначально Анфантеном, следуя его собственным выражениям, как преобразование древнего сеньориального права. Не забудем к тому же, что взгляды Анфантена в цитированном отрывке могли быть подвергнуты некоторому смещению, если не искажению, соперником его Базаром. В психологии сенсимонистов, нашедшей родственный отклик у Герцена, социализм воспринимался как свободный половой союз, цементирующая основа социальности как таковой.

Скорее всего отсюда, из наблюдений над сенсимонистами, а не от основательно забытого к тому времени платоновского сюжета пошел миф о социализме как общности жен. После всех этих анализов — к какому выводу можно прийти о сверхличной природе социалистического проекта? Почему вообще становится возможной социальная проекция, казалось бы, сугубо индивидуальных комплексов? Здесь следует говорить о компенсаторных механизмах. Социализм можно понять как мечту аутсайдера о восполнении в социальной общности.

И не только социалиста, конечно. В нем есть страшная зыбкость новой, новейшей человеческой души, убегающей от своего декаданса, пытающейся укрыться в соборности от своего человеческого краха... Темная безблагодатность Мережковского и Гиппиус, несчастливых странников по пустыням небытия, говорит о страшной покинутости современной человеческой души. Но все-таки люди эти пытаются добыть огонь в ледяном холоде. Поразительно, что сходными словами Илья Эренбург описывает социалистические порывания Андре Жида: он хотел согреться у чужого огня.

Приведенные примеры — от Герцена до Андре Жида — относят к элите интеллектуально-культурного мира. Во всех этих случаях за исключением все-таки Чернышевского можно говорить о творческой сублимации как пути выхода из индивидуальных кризисов.

Но бывают иные, и куда более громкие, способы преодоления субъективной неполноценности. Здесь первостепенно важно указание К. Это придает личному конфликту величие, которым он раньше не отличался... Человек стыдится выставлять личный конфликт перед широкой публикой — разве что в случае слишком смелой переоценки самого себя.

Но в тот момент, когда ему удается отыскать и постигнуть связь между личной проблемой и великими историческими событиями своего времени, такая связь является спасением человека от одиночества чисто личных переживаний, и субъективная проблема разрастается до широкого общественного вопроса. Это немалое преимущество с точки зрения возможности решения проблемы. Ибо в то время как раньше личная проблема располагала лишь скудными энергиями сознательного интереса к собственной личности, теперь со всех сторон притекают коллективные двигательные силы и, соединяясь с интересами эго, создают новое положение, дающее новые возможности разрешения.

Аудиокниги слушать онлайн

Чернышевского "Что делать? Герой романа Рахметов, как никто другой, подходил для революционной деятельности. Рахметов отличается жесткостью, аскетизмом, железной волей, ненавистью к народным угнетателям. Недаром вождь большевиков В. Ленин ставил этого литературного героя в пример своим соратникам, говоря, что только с такими людьми возможен революционный переворот в России.

Что делать?

Глава Особенный человек впервые показала русскому читателю, что такое революционер-профессионал. Приходится удивляться тому, как удалось Чернышевскому найти форму для рассказа о практической деятельности революционера. Атмосфера таинственности окружает появление Рахметова среди его единомышленников, его переезды из одного места в другое. Его неожиданно встречают в вагоне - он сел в каком-то городишке; он внезапно пропал из Москвы - предполагали, что он отправился путешествовать по Европе... Но все знают, что, когда настанет решающий момент, он возвратится в Россию. Это произойдет года через три-четыре, когда нужно будет ему вернуться на родину. Слово нужно очень многозначительно. Почему нужно - не разъясняется, но читателю было понятно, что речь идет о возможной революции. Чернышевскому трудно передать и разговоры, которые ведет Рахметов с единомышленниками.

Краткое содержание «Что делать?»

Лопухов, Кирсанов, Вера Павловна руководствуются в своей повседневной жизни именно этим принципом. Они всегда размышляют и поэтому делают только ошибки в расчете, а потом исправляют эти ошибки и избегают их в последующих выкладках. Они принимают друг от друга то, что дается, — не говорю, добровольно, этого мало, но с радостью, с полным и живым наслаждением. Они люди обыкновенные, и такими людьми признает их сам автор; это обстоятельство чрезвычайно важно, и оно придает всему роману особенно глубокое значение.

Возможно из-за этого его и не стали преподавать в агонизирующем государстве. Но даже когда я узнал о том, что Чернышевский написал "Что делать? привет дорогие форумчане. вопрос в принципе стоит в названии темы. Если у этого "крылатого" выражения автор, или это народное? Урок по теме МОЕ МНЕНИЕ О РОМАНЕ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО “ЧТО ДЕЛАТЬ?”. Теоретические материалы Чернышевский Н.Г., Сочинения, Архив​.

Чернышевский "Что делать? Цензура ничего предосудительного не нашла и разрешила публикацию. В 1905 г.

Что делать? (роман)

Они стали крылатыми словами русской литературы, русского сознания вообще. Повышенный морализм русского сознания сказывался в этой сверхличной его обращенности, в озабоченности общими судьбами, прежде всего судьбой народа. В связи с этим говорят о нравственном социализме, о моральном обосновании социалистической идеологии в России. Субъективный в этом контексте и значит моральный, опирающийся на волевое начало в человеке, на запросы его нравственного сознания, а отнюдь не на какого-либо рода объективистское или квазинаучное обоснование, с претензией на каковое выступил марксизм, обозначивший радикальную смену социалистической парадигмы. Если мы вернемся от общих соображений о судьбах русского социализма к этим романам и их авторам, то нам, как мне кажется, удастся углубить представление о самом этом социализме — обнаружить очень интересные психологические его корни. А еще лучше и точнее сказать, таким психологическим сходством обладают их авторы. Естественно, сходство обнаруживается скорее на существенной глубине, а не на случайной биографической поверхности.

“НОВЫЕ ЛЮДИ” В РОМАНЕ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО “ЧТО ДЕЛАТЬ?”

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ОБРЯД НА ТО ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК gradoplastica.ru сделать так чтобы человек написал первым Leah Nadel
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 5
  1. risumteoti

    чем заключается многозадачность Windows95? – Она глючит и работает одновременно. Хорошая болезнь склероз: Ничего не болит, и каждый день — новости. Cпасибо в кровать не положишь Снятся людям неспроста эрогенные места! Если Вы пригласили девушку на танец, и она согласилась… Не радуйтесь: вначале Вам всё-таки придётся потанцевать. Чем больше выпьет комсомолец – тем меньше выпьет хулиган! Народ не роскошь – а средство обогащения. Правительство. Из правил хорошего тона: “..Когда делают минет – не щелкают зубами..” Можно ли назвать член устройством ВВОДА/ВЫВОДА?

  2. Авксентий

    Авторитетное сообщение :) , забавно...

  3. chiredpalo

    Вы серьезно?

  4. Владислав

    в восторге, автору респект)))))

  5. Гаврила

    Я уверен, что Вас обманули.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных