Как дай вам бог любимой быть другим пушкин

I loved you and my love may still be there, Deep in my soul remains to stay aglow. That should not cause you any more despair — I do not want to hurt you any more. I loved you unrequited in still wonder Through bouts of jealousy and diffidence. I loved you so sincerely and tender — God bless you with such love of someone else. Bonus tracks for those who cannot get enough: Low tea version I loved thee and though I have sworn to forfeit My love is as a fever longing still; Despair thee not for I hence scarcely covet; Precluding my torn heart from serving thee.

автор Александр Сергеевич Пушкин (—) Я вас любил: любовь ещё, быть может, Как дай вам Бог любимой быть другим. Русский поэт Александр Пушкин. Стихи «Я вас любил. ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам бог любимой быть другим.

Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам бог любимой быть другим. Но до сих пор не прекращаются споры литературоведов о том, кому оно было посвящено. Существуют две основные версии. По одной это была польская княжна К. Вторая версия называет графиню А. К обеим женщинам Пушкин испытывал очень сильное влечение, но ни та, ни другая не ответили на его ухаживания.

Пушкин-Бродский-Щербаков

Я вас любил безмолвно, безнадежно. То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам Бог любимой быть другим. Любовь еще возможно, что просто боль сверлит мои мозги. Все разлетелось к черту на куски. Я застрелиться пробовал, но сложно с оружием. И далее: виски: в который вдарить?

А. Пушкин - Я вас любил... English translation

Я вас любил безмолвно, безнадежно. То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам Бог любимой быть другим. Любовь еще возможно, что просто боль сверлит мои мозги. Все разлетелось к черту на куски. Я застрелиться пробовал, но сложно с оружием. И далее: виски: в который вдарить? Портила не дрожь, но задумчивость. Все не по-людски! Я вас любил так сильно, безнадежно, как дай вам Бог другими — но не даст!

Но образ твой теперь уже в тумане. А будут дни — угаснет и печаль, И засияет сон воспоминанья, Где нет уже ни счастья, ни страданья, А только всепрощающая даль. У Пушкина к концу контрапунктно нарастают как отчужденность, так и вовлеченность лирического субъекта, сквозь спокойную доброжелательность проглядывает вспышка ревнивой страсти [1].

Бунин, напротив, идет от любви к полному забвению и прощению, чему вторит движение от крупнопланового чувственного пятна в начале взора лани к размытой импрессионистической дали в конце, поддержанное развитием рифменного вокализма и другими средствами. Реинтерпретация, как видим, совершается с полным пиететом, который вообще характерен для многочисленных вариаций на ту же пушкинскую тему, включая во всех отношениях вольные, принадлежащие Серебряному веку [2].

Они могут с эстетским вызовом смаковать покинутость субъекта или напряженность любовного треугольника а то и квадрата , но сохраняют искренность чувства и органичность формы. Все это еще не пародии — в отличие от сонета Бродского, где пародиен самый сюжет объяснения в любви к статуе, ибо взаимодействие между живой страстностью и холодной статуарностью — один из инвариантов Пушкина.

Обнажение приемов. В содержательном плане происходит следующее. Несчастная любовь огрубляется до физической боли и преувеличивается до покушения на самоубийство, отказ от которого иронически мотивируется чисто техническими трудностями обращение с оружием, выбор виска и соображениями престижа все не по-людски [5]. За пушкинским другим усматривается открытое множество любовников [6] , а намек на неповторимость любви поэта развернут в шутейный философский трактат со ссылкой на первоисточник.

Бог из полустертого компонента идиомы дай вам Бог возвращен на свой пост творца всего сущего, но с оговоркой, что творить разрешается только не по Пармениду. Робкая нежность оборачивается физиологией и пломбами, плавящимися от жара, раздутого из пушкинского угасла не совсем. Содержательным преувеличениям-снижениям вторят формальные, начиная с перевода речи в более возвышенный, сонетный жанр, каковой, однако, подвергается решительной деформации, ибо Бродский нарушает все предусмотренные в сонете границы: между катренами, между восьмистишием и шестистишием и между терцетами.

Пушкинский словарь осовременивается и вульгаризуется. Вместо быть может Бродский ставит возможно, вместо души — мозги, вместо безнадЕжно — безнадЁжно, вместо так искренно — глуповатое так сильно. Появляются разговорные черт, все разлетелось на куски, не по-людски, канцелярское и далее и откровенно просторечное вдарить.

Черт и все даже повторены, чем нарочито убого имитируются изящные пушкинские параллелизмы. Обнажает Бродский и композиционный принцип оригинала — подспудное нарастание страсти к концу. Подспудность выражена у Пушкина формальной усложненностью структуры, в частности — синтаксической сложностью двух заключительных строк с их однородными членами так искренно, так нежно , придаточным так...

Бродский мог бы прямо начать с такой сложности [8] , но в 6-м сонете он, подобно Пушкину, приберегает эффект затрудненности на конец, где далеко превосходит оригинал. Последние 5 если не 7 строк образуют единое предложение, содержащее однородные члены жар, хруст , придаточное чтоб... Сонет кончается явным crescendo с восклицательным знаком, мимолетным обнажением бюста и поцелуем хотя и всего лишь в виде воспоминания о желании.

Утрирует Бродский и общее риторическое увязание утвердительного лейтмотива Я вас любил... У Пушкина подобные отрицательные, уступительные и т. А главное, он нанизывает многочисленные переносы: начинает с усиления до точки скромной остановки после лейтмотивного Я вас любил; затем как бы копирует и лишь лексически снижает заменой на возможно второй пушкинский перенос быть может , а в действительности резко его усиливает, подменяя вводное слово к группе сказуемого вводным предложением, удваивающим подлежащее: Любовь еще возможно, что просто боль , чем мотивированы скобки в первой же строке; и далее позволяет переносам, тире, вводным словам, обрывам и остановкам совершенно завладеть текстом и достичь кульминации в целом вводном предложении "бюст" зачеркиваю.

Игра с оригиналом. Один из утонченных структурных эффектов оригинала — подготовленная неожиданность его финальной рифмы. Часто рифмующее слово заранее вводится в предыдущий текст [11]. Финальное милей предсказывается не только рифмой моей , но и словом не милее, готовящим его лексически, грамматически и фонетически.

Этот прием настолько распространен, что сама неожиданность становится ожидаемой. Как не был никогда никто любим.

Однако Пушкин, обожавший сюрпризы в рифмовке ср. Вместо любим он поставил в рифму другим, но ожидавшееся любим не выкинул, а лишь передвинул из рифменной позиции в предрифменную в форме любимой , чем освежил прием: ожидания и обмануты рифма не та , и выполнены, хотя и неожиданным образом рифма есть; ожидавшееся слово включено в строку. У Бродского это изящное словесное уступание места грубо обнажено.

Поэт прямо заявляет о вычеркивании напрашивающейся рифмы в пользу другой, так сказать, сублимированной. Правда, Бродский играет с другими словами хруст - бюст - уст вместо любил - томим - любим - другим и не воспроизводит пушкинскую структуру в точности: бюст лишь частично подготовлен хрустом. Инвариантная подоплека Возникает вопрос: сводится ли суть 6-го сонета к виртуозному пародированию оригинала на всех уровнях или же Бродский вносит в него что-то свое и тем самым апроприирует его?

Перечитаем сонет еще раз, на этот раз на фоне других текстов его автора. Строки 2 - 3. Один из типичных носителей боли вообще и любовных страданий в частности — мозг: Сравни с собой или примерь на глаз любовь и страсть и — через боль — истому... Но ласка та, что далека от рук, стреляет в мозг, когда от верст опешишь, проворней уст: ведь небосвод разлук несокрушимей потолков убежищ.

Готовым оказывается не только весь тематический комплекс, но и рифменное сцепление мозга с виском. Что касается сверлящего характера боли в сонете, то он соответствует форме мозговых извилин ср. Черт здесь и ниже, в 7-й строке — обращенное предвестие Бога, венчающего пушкинский текст, а в сонете Бродского открывающего заключительное шестистишие [16].

Строки 4 - 7. Мысленная примерка самоубийства и сопутствующей ему дрожи тоже неоднократно встречается у Бродского, часто в комбинации с кровью, разлукой, виском, зубами пастью и под знаком ошибки: То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом; Но не ищу себе перекладины: совестно браться за труд Господень.

Впрочем, дело, должно быть, в трусости. В страхе. В технической акта трудности. Это влиянье грядущей трупности [17]. Несмотря на жалобы на сложность с оружием, самоубийство применяется в стихах Бродского довольно часто: И жажда слиться с Богом, как с пейзажем, в котором нас разыскивает, скажем, один стрелок;Здесь пуля есть естественный сквозняк. Так чувствуют и легкие и почка [18]. Характерны образы: риска быть подстреленным; разыскивающего нас стрелка; моря крови, готового ринуться в брешь; пули как сквозняка; боязни грядущей трупности; гангрены, взбирающейся по бедру полярного исследователя; короля червей, который загодя ликует, предвкушая трупы; рыбы, на чешуе которой уже лежит отблеск консервного серебра; головы, ожидающей топора, и т.

Над этой вещью голову держа не кислорода ради, но азота, бурлящего в раздувшемся зобу, гортань... Одна из излюбленных вариаций на эту тему содержит сходные с 6-м сонетом образы неповторимости жизни, орудия убийства и почти ту же каламбурную рифму: Бобо мертва.

На круглые глаза вид горизонта действует как нож, но тебя, Бобо, Кики или Заза им не заменят. Это невозможно.

Существенная деталь несостоявшегося самоубийства — колебания в выборе виска. Чем это было?... Разрывом сердца в слишком холодной воде залива? Жизнь позволяет поставить "либо"... Строки 9 - 11. Дважды — любимое словечко Бродского, настолько, что даже с жажды оно рифмуется не раз: Снайпер, томясь от духовной жажды [22] , то ли приказ, то ль письмо жены, сидя на ветке, читает дважды; Бедность сих строк — от жажды Что-то спрятать, сберечь; обернуться. Но дважды В ту же постель не лечь.

В последнем фрагменте с 6-м сонетом перекликаются также архаическое сих и рассуждения о поэзии строк и о неповторимости страсти. Кроме того, здесь как будто проясняется связь комплекса не... Через сходную конструкцию дважды... Вспомним сказанное выше об игре в альтернативные варианты бытия, а также такие образы, как недостоверность мира в хмурый день; зависимость взгляда на вещи от снов, причем смотря кто спит; зависимость правды от искусства и существования шахматных фигур от логичности ходов; и, наконец, склонность Бродского набрасывать альтернативные идиллические сценарии жизни.

Релятивизм этот, однако, относителен. Вновь и вновь варьирует он образы невозвратимости встреч с любимыми местами и женщинами; вечно занятого телефона; выхода вон из совместной жизни; тоски расстегиваться врозь; невозможности встать вдвоем в разлуке, так как одного светила не хватает на двоих; неизбежности лежать врозь и после смерти, будь то в раю или в аду; отсутствия жизни на других планетах и т.

В то же время его упорно занимает идея возврата, повторения, тождества. Она присутствует как возможность или сон; как встреча в уме или в ином измерении. Но повторимым parexcellence оказывается лишь искусство, слово, перо. Эти мысли часто являются как реакция на разрыв с любимой или эмиграцию, но этим не ограничиваются, восходя к основам жизненной философии поэта.

Таковы обильные ссылки на Эвклида, с его непересекающимися параллельными насчет параллельных линий все оказалось правдой и в кость оделось и прямыми, пересекающимися только в одной точке Как две прямых расстаются вточке, пересекаясь, простимся... Строки 12 - 14. От страсти связи часто ведут у Бродского, с одной стороны, к физиологии — жару, крови, костям, хрусту, пасти, больным зубам, а также грудям и прочим вольностям, с другой — к выбору слов и рифм, то есть ко всем составляющим комплекса, венчающего 6-й сонет.

В полости рта не уступит кариес Греции древней, по меньшей мере. Смрадно дыша и треща суставами, пачкаю зеркало... Разрушающиеся зубы ассоциируются у Бродского со старением, разлукой, культурой и творчеством неоднократно [25] , так что включение в финальный пассаж сонета плавящихся пломб оказывается вполне закономерным. В нашем сонете уст и бюст привлечены в качестве альтернативных рифм к хруст, причем бюст вычеркивается.

Дело, разумеется, не в непристойности бюста — Бродский иной раз загибает и не такое [26]. Но чаще он одновременно и скрывает, и обнажает непристойность — как по общехудожественным соображениям, так и ради специфического для него акцента на авторской воле: И уже седина стыдно молвить где; о теплe твоих — пропуск — когда уснула; извиваясь ночью на простыне — как не сказано по крайней мере — я взбиваю подушку мычащим "ты" [27].

Все три примера напоминают педалирование авторской воли с помощью вводных конструкций, примененное в 6-м сонете при зачеркивании бюста. Нередки у Бродского и прямые заявления о сознательном выборе слов, например: Я пишу эти строки стремясь рукой... Безразличие Бродского к соображениям благопристойности очевидно: в одних случаях они вообще несущественны, в других выбор делается в пользу мата, а в третьих — в пользу приличий, но только после вызывающего произнесения запретных слов, как в последнем примере, который особенно близко вплоть до упоминания о губах напоминает концовку 6-го сонета [29].

По сюжету речь идет об органе поцелуев, но подспудно — об органе поэзии. Бродский вообще любит кончать стихотворение образом губ: Когда книга захлопывалась и когда от тебя оставались лишь губы, как от того кота; рыба рваной губою тщетно дергает слово; разомкнуть уста любые.

Отыскать чернила И взять перо; крича жимолостью, не разжимая уст.

Пушкин и Бродский. Повторимо всего лишь слово: словом другим. Бродский, «Строфы»

In Jakuzia sono addirittura due le figure che si contendono la carica di Babbo Natale, o meglio Vecchio Gelo. Rivendica il titolo di Vecchio Gelo anche Ehee Dyl. Alleva anche un toro, dalle cui corna esce il freddo crudele della Jakuzia. Latriamo assieme al cospetto della luna al tempo silenzioso, senza rumore. Per favore, caro, non leccare.

«Я ВАС ЛЮБИЛ...» БРОДСКОГО

Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам бог любимой быть другим. Впервые Пушкин и Собаньская встретились в Киеве в 1821 году. Она была старше Пушкина на 6 лет, потом они увиделись спустя два года. Поэт был страстно влюблен в нее, но Каролина играла его чувствами. Это была роковая светская львица, доводившая своей игрой Пушкина до отчаяния. Прошли годы. Поэт пытался заглушить горечь неразделенного чувства радостью взаимной любви. Чудным мгновением промелькнула перед ним очаровательная А. Были в его жизни и другие увлечения, но новая встреча с Каролиной в Петербурге в 1829 году показала, насколько глубокой и безответной была любовь Пушкина. Оно поражает нас благородством и подлинной человечностью чувств.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Александр Пушкин «Я Вас любил...»

Я вас любил. от А. Пушкина до И. Бродского

Я вас любил: любовь еще, быть может, В душе моей угасла не совсем; Но пусть она вас больше не тревожит; Я не хочу печалить вас ничем. Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам бог любимой быть другим. I loved you mutely, hopelessly and truly, With shy yet fervent tenderness aglow; Mine was a jealous passion and unruly... Translated by I. Zheleznova I loved you; and I probably still do, And for awhile the feeling may remain - But let my love no longer trouble you: I do not wish to cause you any pain.

То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам бог любимой быть другим.» Стихи Александра Пушкина о любви. "Я вас любил так искренно, так нежно, как дай вам Бог любимой быть другим" Я думаю, Пушкин имел ввиду то, что чувства лирического героя к. А. С. Пушкин Я вас любил: любовь еще, быть может, В душе моей угасла не совсем; Но пусть Как дай вам Бог любимой быть другим.

.

А. С. Пушкин “Я вас любил”: анализ стихотворения

.

Пожалуйста, прочтите это сообщение.

.

Александр Пушкин «Я Вас Любил…» на китайском языке

.

Я вас любил: любовь еще, быть может...

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: gradoplastica.ru - "Я вас любил..." - Анатолий Белый
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 4
  1. lilitati

    Мне очень помогали ваши записи

  2. linisli

    А Вы не задумывались о том, чтобы параллельно завести еще один блог, на смежную тему? У Вас неплохо получается

  3. leamelisi

    Вы занимаетесь сео на своем блоге? Я хочу заняться, но не знаю с чего начать… Я ваш сайт легко в поиске нашел, а моего блога там похоже и нету даже :(

  4. Млада

    Ставлю пять!

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных