Гете и шиллер

В 2019 году здесь широко отмечают 100-летний юбилей Баухауса. Оба классика идеализировали античность, преклонялись перед классической культурой Древней Греции и Древнего Рима, видели в ней абсолютный нравственный ориентир для стремления к красоте и совершенству, образец для подражания. Своим творчеством Гёте и Шиллер стремились приблизить человечество к достижению этих идеалов. Архитектурные памятники и исторические места, собрания, архивы и документы, связанные с их жизнью и творчеством в этом городе, называют "Классическим Веймаром" Klassisches Weimar. В 1998 году они стали объектами Всемирного наследия.

Архив Гёте и Шиллера (нем. Goethe- und Schiller-Archiv) в Веймаре — старейший литературный архив в Германии. Изначально архив Гётевского. Первые встречи Гёте с Шиллером. – Свидание в Иене и начало сближения. – Шиллер гостит в Веймаре, и дружба его с Гёте окончательно.

Германия Был ли Гёте любовником веймарской герцогини? Писатель Этторе Гибеллино собирается представить доказательства любовной связи между поэтом Гёте и веймарской герцогиней Анной Амалией. По мнению экспертов, попытка Гибеллино сомнительна с исторической точки зрения. Анна Амалия и Иоганн Вольфганг Гёте За месяц до 259-летия со дня рождения Иоганна Вольфганга Гёте интимная жизнь немецкого поэта снова стала темой обсуждения литературоведов. В этот раз речь идет о якобы существовавших тайных отношениях между молодым писателем и веймарской герцогиней Анной Амалией 1739-1807. Поскольку отношения могли навредить государству, они должны были оставаться в тайне, гласит тезис юриста и писателя Этторе Гибеллино, высказанный им еще в 2003 году в книге "Гёте и Анна Амалия - запретная любовь". Тогда эти утверждения вызвали бурные протесты экспертного сообщества в Германии.

Глава VI. Гёте и Шиллер (1794—1805)

Гёте и Шиллер 1794—1805 Глава VI. Гёте и Шиллер 1794—1805 Первые встречи Гёте с Шиллером. Когда Гёте возвратился из Италии, Шиллер был уже знаменитым поэтом и слава его гремела по всей Германии, следствием чего стало приглашение его в Веймар, куда Шиллер и приехал в 1787 году. По возвращении Гёте из итальянского путешествия ему вскоре пришлось встретиться с Шиллером в одном знакомом доме, но встреча эта не привела к сближению обоих поэтов. Гёте говорил с Шиллером приветливо, но держал себя все-таки настолько холодно, что об установлении более интимных отношений между ними не могло быть и речи. Уклоняясь от сближения с Шиллером, Гёте, однако, не упускал случая сделать ему добро и сильно содействовал назначению Шиллера профессором истории в Иенском университете, которое и состоялось в декабре 1788 года. Прошло целых шесть лет, пока выяснилось, что некоторая натянутость отношений между обоими поэтами основана на недоразумении и что стоит им несколько ближе узнать друг друга, и между ними возникнет тесная дружба на всю жизнь.

Архив Гёте и Шиллера

Гёте и Шиллер 1794—1805 Глава VI. Гёте и Шиллер 1794—1805 Первые встречи Гёте с Шиллером. Когда Гёте возвратился из Италии, Шиллер был уже знаменитым поэтом и слава его гремела по всей Германии, следствием чего стало приглашение его в Веймар, куда Шиллер и приехал в 1787 году. По возвращении Гёте из итальянского путешествия ему вскоре пришлось встретиться с Шиллером в одном знакомом доме, но встреча эта не привела к сближению обоих поэтов. Гёте говорил с Шиллером приветливо, но держал себя все-таки настолько холодно, что об установлении более интимных отношений между ними не могло быть и речи.

Уклоняясь от сближения с Шиллером, Гёте, однако, не упускал случая сделать ему добро и сильно содействовал назначению Шиллера профессором истории в Иенском университете, которое и состоялось в декабре 1788 года. Прошло целых шесть лет, пока выяснилось, что некоторая натянутость отношений между обоими поэтами основана на недоразумении и что стоит им несколько ближе узнать друг друга, и между ними возникнет тесная дружба на всю жизнь.

Толчок к сближению был дан случайной встречей их на одном из заседаний общества естествоиспытателей в Иене, на котором и Гёте, и Шиллер были почетными членами. После этого заседания у них завязался оживленный разговор, и Гёте, провожая Шиллера, зашел к нему в дом, где беседа и спор продолжались. Шиллер уехал из Веймара, чрезвычайно обогащенный новыми идеями, а Гёте совершенно воспрянул духом, найдя наконец человека, который способен был вполне его понять. Оживление в поэтической деятельности Гёте, которое началось после сближения его с Шиллером, проявилось, однако же, не сразу.

Политические обстоятельства были не таковы, чтобы литература могла процветать беспрепятственно. Из Франции надвигалась опасность, начинавшая грозить даже и внутренней Германии.

С юга и с запада присылали к Гёте разные драгоценности на сохранение; Якоби должен был бежать из Пемпельфорта и нашел приют в Энкендорфе в Голштинии. Гёте предлагал своей матери переселиться в Веймар, но она предпочла остаться во Франкфурте. Мало-помалу настроение умов сделалось, однако, более спокойным, и в течение 1795—1797 годов Гёте напечатал целый ряд произведений, заставивших критику признать, что гений его вовсе не находится на пути к окончательному упадку, как думали многие.

Наибольший шум вызвали в литературе те из стихотворений этого периода, которые в настоящее время имеют как раз наименьшее значение. Впечатление, произведенное этими едкими и остроумными эпиграммами, было громадно. Вильгельм Гумбольдт, которому Шиллер сообщил этот план, изумился его громадности и выразил опасение, что план так и останется одним планом.

В течение описываемого периода Гёте совершил несколько путешествий. Так, он ездил ненадолго в Карлсбад лечиться от ревматизма, был с герцогом в Лейпциге, а в конце лета 1797 года отправился в Швейцарию, чтобы встретить там Мейера, возвращавшегося из Италии.

Приехав во Франкфурт, он представил своей матери Христиану и семилетнего Августа, которых вскоре отослал обратно в Веймар. Из Франкфурта Гёте поехал через Гейдельберг, Штутгарт, Тюбинген и Шафгаузен в Цюрих, где встретился с Мейером и совершил с ним богатую впечатлениями поездку по Швейцарии. Конец столетия прошел у Гёте в том же тесном общении с Шиллером, который не переставал поощрять своего друга к более напряженной поэтической деятельности.

Но Гёте опять сделался на некоторое время малоплодовитым. Поэтическая деятельность Гёте оставалась малопродуктивной и в первые годы наступившего девятнадцатого столетия. Причин этому было много. Прежде всего, Гёте трудно было разобраться в громадной массе материала, накопленного им в течение четырех десятилетий неустанного умственного труда.

Его интересовало все: не было почти ни одной отрасли наук и искусств, которая более или менее не привлекала бы его к себе, заставляя оставлять недоделанными начатые работы.

Дух его неудержимо стремился к всестороннему развитию, как бы инстинктивно стараясь вобрать в себя все впечатления, которые окружали Гёте в его богатой событиями жизни. К этому можно прибавить, что подобная нерешительность обусловливалась в делах литературных трудностью выбора между несколькими сюжетами, интересовавшими его в одно и то же время.

Другая важная причина его медлительности и непроизводительности заключалось в отсутствии душевного спокойствия, столь необходимого для поэтической деятельности: семейные обстоятельства Гёте в рассматриваемое нами время были далеко не утешительны.

Христиана стала мало-помалу обнаруживать некоторые не совсем приятные стороны характера: она слишком любила веселиться и танцевать, посещала балы иенских студентов и низших классов общества, а также пила слишком много вина. Легко себе представить, при общем нерасположении веймарцев к Христиане, какая пища дана была злоязычию ее поведением и как все это должно было мучить Гёте, который не мог расстаться с Христианой, потому что продолжал любить ее и считал себя связанным с нею чувством чести и долга.

Фихофф в своей солидной биографии Гёте указывает еще на одну причину, которая должна была обусловить некоторый упадок его поэтической деятельности. Причина эта — влияние философских бесед с Шиллером, вовлекших нашего поэта в несвойственную ему метафизическую область мышления. Гёте стал будто бы именно под их влиянием интересоваться философией Шеллинга, Фихте и Канта, стал слишком усердно обсуждать сюжеты и теоретизировать, вместо того чтобы отдаться непосредственному творчеству, прямо выражающему идеи в образах.

Из новых знакомств, сделанных нашим поэтом за это время, следует отметить сближение его со знаменитым музыкантом Цельтером, уже ранее переписывавшимся с Гёте, а в 1803 году проведшим две недели в Веймаре.

К этому же времени относится и знакомство его с молодым филологом Римером, которого Гёте взял домашним учителем к своему сыну и который впоследствии сделался домашним секретарем поэта. В 1804 году в Веймар приехала знаменитая французская писательница г-жа Сталь. С ней Гёте старался видеться и разговаривать как можно меньше, так как бойкая француженка напрямик объявила ему, что напечатает все, что от него услышит.

С г-жой фон Штейн у Гёте произошло некоторое сближение в 1801 году, когда он был опасно болен у него было рожистое воспаление кожи головы, опухоль на шее и судороги и она принимала в нем участие, постоянно справляясь о его здоровье. Зато в 1803 году Гёте потерял одного из прежних своих друзей, с которым он, однако, в последнее время не был особенно близок: после долгой болезни умер Гердер. Написав эти слова, он был охвачен суеверным предчувствием, что этот год будет последним для него или для Шиллера.

Поспешно разорвав письмо, он написал другое, но отделаться от неприятного предчувствия все-таки не мог. В феврале оба поэта опасно захворали: у Гёте случилась почечная колика, а у Шиллера — сильная лихорадка.

В начале марта Шиллер несколько поправился и навестил больного Гёте. Друзья сердечно обнялись и оживленно беседовали. В конце апреля Гёте почти совсем выздоровел и пришел к Шиллеру, который в этот день собирался в театр. Это было последнее их свиданье: в тот же вечер Шиллер сильно простудился, слег и более не вставал. Вечером 9 мая, когда Шиллер умер, Мейер сидел у Гёте. Его вызвали на улицу и сообщили печальную новость, после чего у него не хватило духу возвратиться к Гёте.

Последний, впрочем, уже догадывался, что дело плохо. Дружба двух великих людей, имевших друг на друга сильное и благотворное влияние, была тем более замечательна, что они чрезвычайно различались характерами и направлением деятельности.

Если Гёте подобен своим отношением к искусству древним грекам, ставившим выше всего красоту и естественность, то Шиллера можно сравнить, как это справедливо делает Льюис, с древним римлянином, идеалами которого были свобода и право.

Что сближало Шиллера и Гёте — так это их безграничная любовь к искусству, которое являлось их общей целью, хотя стремились они к ней разными путями.

Поделитесь на страничке.

Был ли Гёте любовником веймарской герцогини?

Разразился ливень. Жители Веймара поспешили, как муравьи, укрыться в своих щелях, норах и пещерах, что было на руку нескольким мужчинам, облачённым в чёрные плащи с капюшонами. Не опасаясь случайных свидетелей, они вышли из кареты, остановившейся перед зданием магистрата. Одарив швейцара, облачённого в такой же плащ, странными жестами, они прошли мимо зала заседаний, чтобы спуститься в подвальное помещение. Оказавшись перед дверью, обитой чёрным бархатом, гости остановились, чтобы перевести дух.

Философия Гёте и Шиллера

Шиллер был моложе Гете на десять лет и чтил в нем старшего по опыту. Содружество их, однако, не превратилось в подчинение младшего поэта старшему,, это было содружество равных. Юношеские драмы его кипели гневом против тиранов, призывали к защите прав человека. Его поэзия славила силу духа, звала к подвигу, к братству людей. Впоследствии гимн радости вдохновил Бетховена: знаменитый хор в финале Девятой симфонии был создан на слова оды Шиллера. Шиллер приветствовал французскую революцию. Конвент наградил писателя-тираноборца званием почетного гражданина республики, но Шиллер недолго устремлял взоры к Конвенту. Якобинская диктатура страшила немецкого поэта.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Schiller und Goethe in Weimar 1794-1805

«Что объединяет творчество Гете и Шиллера»

Раскрывая внутренний мир своего героя, его переживания, вызванные несчастливой любовью, поэт вместе с тем рисует тот социальный фон — приниженное положение бюргерства в феодальной Германии,—который обусловил трагическую развязку романа. Самоубийство Вертера можно понять как протест, если не против общественных отношений, то против традиционной морали и официальной религии. Роман превосходно передает царившую в Германии накануне Французской революции душную общественную атмосферу, которая порождала у части немецкой интеллигенции мечтательность, равнодушие ко всякой деятельной жизни и как следствие этого—к самой жизни. Популярность романа Гёте была огромной, и самоубийство его героя вызвало множество подражаний.

В трудные для Гете годы творческого кризиса завязалась и окрепла дружба его с Шиллером. Шиллер был моложе Гете на десять лет и чтил в нем. Из данной статьи вы узнаете о философии "бунта и натиска", а также ознакомитесь с взглядами Иоганна Гёте и Фридриха Шиллера. Почтовые открытки с портретами Гёте и Шиллера Своим творчеством Гёте и Шиллер стремились приблизить человечество к.

.

Всемирное наследие в Веймаре - городе Гёте, Шиллера и Баухауса

.

Памятник Гёте и Шиллеру

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Диафильм Веймарские классики Дружба Гете и Шиллера
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев...

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных